Где же твоя Родина, сынок? – Джон Донн

Где же твоя Родина, сынок?

Владислав Прусов
22.08.2017
«Жизнь кудрявая, как Валера Карпин»
16.08.2017
Дэвид Линч, который побрил мышь
23.08.2017
ФУТБОЛ
Где же твоя Родина, сынок?
Репортаж Владислава Прусова и Александра Францева
из города, где родился российский футбол
Если у российского футбола есть родина, то это Орехово-Зуево. Пусть даже первый матч здесь сыграли англичане.

Впрочем, ничего бы не случилось без Саввы Морозова. Он строил в Орехово-Зуево текстильные мануфактуры, а из Англии привозил оборудование и приглашал специалистов. В том числе и Клемента Чарнока, управляющего одной из фабрик. Клемент Чарнок и его брат Гарри, в свою очередь, болели за «Блэкберн» и на фабрику предпочитали набирать тех, кто хорошо играл в футбол.

Они и играли – первый раз в 1887 году. А уже в 1909-м, после гибели Морозова, был создан клуб «Орехово», игроков которого также называли «морозовцами». Клуб жив и сейчас. Правда, живет он под другим, советским, названием, хотя купец и меценат Савва Тимофеевич помогал не только актерам МХТа и бедным студентам, но и спонсировал большевиков.
В центре города – обычная суета: одни спешат на поезд, другие в торговый центр или привокзальные забегаловки. Но сворачиваешь с центральной улицы (конечно, Ленина) на улицу Волкова – и люди как будто исчезают, растворяются. И вокруг красный осыпающийся кирпич морозовских мануфактур.

Не все они заброшены. На окнах одной из них – стеклопакеты, перед входом – металлический портик, а на нем – крест. Справа от двери висит табличка: «Храм Святителя Николая Чудотворца».
Внутри нас встречает высокий седой мужчина с вопрошающим взглядом. Говорим, что зашли из чистого любопытства, что таких необычных храмов никогда не видели. Оказывается, это бывшая домовая церковь Никольской гимназии, и сейчас ее восстанавливают, хотят, чтобы были и купола, и новый кирпич. «Вряд ли получится что-то похожее, – говорит наш собеседник, показывая дореволюционный снимок. – Но вы приходите, можете сделать пожертвование на реконструкцию».
В Центральном парке среди каруселей и палаток с сахарной ватой ищем памятник орехово-зуевскому футболу, подаренный городу бизнесменом Геннадием Петровичем Чулиным. Видим кафе. Видим пруд, беседку с лебедями, деревянный мост с фигурами драконов и других фантастических тварей, а для контраста, чтобы не забывались – разваленные бетонные стены и толстые металлические трубы. Видим памятник, но другой – Ленину, указывающему путь. А то, что мы ищем, находим чуть ли не случайно: серебряная табличка с краткой историей зарождения футбола в Орехово-Зуеве и мозаичный пятнистый мяч, окруженный цветами, красными и белыми.
В Орехово-Зуеве ветрено. С берегов Клязьмы в глаза несет песок и пыль.

— А стадион «Торпедо» — это где? — спрашиваем мы полицейского у здания вокзала.

— Да тут недалеко, — отвечает сержант, — идешь вдоль жилого дома и налево. Сразу увидишь его. Вам не «Знамя Труда» нужен?

— Нет, точно «Торпедо».

Запутаться легко. В городе два основных стадиона: «Знамя Труда» и «Торпедо». Первый был построен еще в начале двадцатого века для той самой морозовской команды, а «Торпедо» возвели в советское время. При этом сегодня команда «Знамя Труда» играет именно на стадионе «Торпедо» — в центре города, рядом с железнодорожной станцией «Орехово-Зуево». Историческая арена «Знамени» — на окраине, где практически никто не живет. Ее сейчас реконструируют.

Ворота на территорию «Торпедо» открыты. Мы заходим внутрь, делаем один снимок, второй, и тут же нам навстречу выскакивает любезный сотрудник:

— Так, вы чего тут щелкаете?

— Мы ждем пресс-атташе «Знамени Труда» и решили немного поснимать.

— Вот и ждите его за воротами, а здесь вам делать нечего!

Мы вышли с территории. Автоматические ворота тут же закрыли. Сразу стало ясно, что на родине футбола все серьезно.

Мы обогнули стадион и увидели Клязьму. В этом месте она очень широкая, образовался затон и кажется, что это и не река вовсе, а крупное озеро или водохранилище.
Когда мы вернулись к воротам, тут же подъехало такси. Среднего роста парень в футболке с надписью «Champion» выбрался из машины, подошел к нам и по-простому представился: «Дима».

Дмитрий Безруков работает пресс-атташе команды. С него и началось наше настоящее знакомство с клубом. Теперь со стадиона нас уже никто не выгонял.

В первом туре первенства ПФЛ в Орехово-Зуево приедет «Локомотив-Казанка» Мы сразу спросили:

– На Сычева народ соберется?

(«Знамя труда» проиграет этот матч со счетом 0:7, Дмитрий Сычев выйдет на замену и забьет один гол. – Прим. авторов).

– Болельщики и без него придут. Соскучились уже по футболу. А Сычев нам пусть вообще спасибо скажет за то, что мы его после просмотра не взяли! – рассказывает Дима. (Пришло 700 зрителей. – Прим. авторов).

– Когда такое было?

– Давно. Еще до «Спартака», конечно.
На официальный клубный твиттер подписаны 75 человек.
Дима вообще очень активный парень. Видно, что с душой работает. Сам сделал сайт команды, провел голосование за дизайн карты болельщика. Мало у кого из клубов второго дивизиона такая карта есть, а у «Знамени» – теперь есть. Это и абонемент на стадион, и скидки на покупку атрибутики.

Дима еще и хранитель клубных традиций. Рассказывает нам, что ореховское «Знамя» – чуть ли не единственный клуб, заставший Россию в три разные эпохи: имперскую, советскую и новейшую. Разве что ЦСКА может похвастать тем же.

– В следующем сезоне буду комментировать наши игры на Ютьюбе, — увлеченно рассказывает Дима, — вот, видите, на третьем этаже окно? Я там ноутбук, микрофон и камеру поставлю, сам же и оператором буду. Посмотрим, что из этого выйдет.

– Может, еще флэш-интервью делать будете в перерыве и после матча?

– Как? Из окна?

– Ну, удлинитель бросите из окна и выйдете.

– Да нет, для этого аппаратура нужна, она больше ста тысяч стоит. Таких денег мне никто не даст.
Из этого здания ведутся прямые трансляции матчей на Youtube-канал
Бюджет команды стабилен. Уже много лет он не меняется. 33 миллиона рублей в год. На эти деньги содержат два стадиона, ДЮСШ «Спартак-Орехово», платят персоналу и игрокам. Спонсирует, конечно, город. Больше денег он дать не может – придется отнимать у школ и больниц.

– Продавать частным лицам клуб нельзя, – говорит Дима.

– Почему?

– Тогда клуб просто увезут, и прощай более, чем столетняя история. Разве нам это нужно? Вот, «Тосно», к примеру. Где они теперь играют? Правильно, в Питере. От команды одно название осталось. «Знамя» – это достояние Орехово-Зуева.

На «Торпедо» одна трибуна. За ней – Клязьма.

– А мячи в реку улетают?

– Летом не долетят, конечно. А вот весной – запросто. В марте-апреле, когда сходит снег, река выходит из берегов и вода подходит практически к стадиону. Видите башню на том берегу? Это одна из казарм, где жили рабочие морозовских мануфактур. Там тоже в футбол играли больше ста лет назад.
Дима рассказывает, что кресла, которыми оборудована трибуна, сняли с «Лужников». Их поставили прямо перед сезоном. С семью секторами (по 225 кресел на каждом) сотрудники клуба управились за два дня. А мыть эти кресла помогала даже главный бухгалтер команды.

– Вот весной даже субботник провели. Все игроки пришли и убирали территорию за стадионом. Там же загажено все было. Приезжают компании и рыбаки, а мусор так и бросают. Восемьдесят мешков вывезли.

– А были среди футболистов недовольные? Кто сказал, например: «я же футболист, а не уборщик»?

– Нет, ну кто-то повозмущался, конечно. Но все вышли. Потому что каждый понимает, что нужное это дело.
К десяти часам утра на стадионе начинают появляться игроки. Первый из них выходит на искусственное поле. Мы его не знаем. Дима тоже.

– На просмотре, наверное, – пожимает он плечами.

Команды пока, по сути, нет. Ее как раз набирают. Все контракты с игроками в «Знамени» подписывают на год.

– Как думаете, сколько игроки тут получают? – спрашивает нас Дима.

– Тысяч 100-150.

– Ну вы загнули! Это уровень ФНЛ. Тут меньше. От 10 до 40 тысяч.
Главный тренер команды «Знамя труда»
Появляется главный тренер команды – Владимир Алексеевич Ходус. Он худощав и невысок, у него седые волосы и усы. Пожимает нам руки, здоровается, а потом отводит Диму в сторону и, кажется, что-то ему выговаривает.

– Строгий мужик?

– Да, строгий, но работает хорошо. Дело свое знает. Он вообще серьезный тренер. Сам он из Ставрополья. На Украине много лет тренировал. В запорожском «Металлурге». Много игроков для сборной Украины вырастил: Хачериди, Коваля, Сидорчука. В начале двухтысячных в Шотландии проходил практику, там он получил лицензию B. На Ближнем востоке команды тренировал. Страны, знаете, Ливан, Оман?

Навстречу нам идет с виду ничем не примечательный человек. Оказывается, легендарная личность. Водитель автобуса. Работает то ли три, то ли четыре года, а знаменит тем, что умудряется вести автобус по местным дорогам так, что пассажирам даже удается поспать.

В главном корпусе – широкий коридор, раздевалки, стеллажи с кубками, которые выигрывали ореховские юниоры на первенствах области, судейская и тренерская комнаты. В конце коридора стена с изображением эмблемы клуба, на фоне которой фотографируются все новички команды для сайта, а прямо перед ней стоит небольшой макет памятника, поставленного сотрудникам и футболистам команды, которые погибли в 2004 году. Тогда команда ехала в Щелково на матч первенства Подмосковья, а клубный автобус столкнулся с грузовиком, перевозившим цианид натрия. Сам памятник стоит у стадиона «Знамя Труда».
Спрашиваем про исторический, морозовский, стадион «Знамени Труда»:

— Сколько времени займет реконструкция?

— Где-то год. Будем надеяться, что со следующего сезона уже на новой арене сыграем. Хотя, кто знает. Плохо только, что после реконструкции исторический облик арена потеряет. Там две трибуны. Одну построили в шестьдесят втором году, другую — в шестьдесят четвертом. А полю вообще уже больше ста лет. Оно на том же месте, где было при Савве Морозове. Даже дренажная система та же. По проекту его хотят перенести. По-другому не получится перестроить трибуны. Постелют искусственную траву. Жаль, но части своей истории мы лишимся.

У стадиона «Торпедо» встречаем улыбчивого парня в шортах и беговых кроссовках.

— А это Виталий Чилюшкин. Вратарь. Воспитанник наш. Он даже в премьер-лиге поиграл за «Сатурн». Тогда Ребров то ли травму получил, то ли дисквалификацию, а он несколько игр провел, потом в «Сибирь» уехал. Было это в 2010 году.

— Он из местных?

— Почти. Деревню Кабаново проезжали? Вот, он оттуда.

Академии у команды нет. Всех игроков еще во время учебы или сразу после выпуска из ДЮСШ забирают другие подмосковные клубы, у которых эти академии есть. Чилюшкин как раз один из таких. Его в свое время забрал «Мастер-Сатурн».

Для вратаря Чилюшкин невысок. Всего 180 сантиметров. Чуть выше виска у него длинный шрам.

— Где это вас так?

— В детстве на воротах повис. Вот на подобных, маленьких (показывает на тренировочные ворота, которые размером чуть больше футзальных). А они на меня упали. На волосок от смерти был. Прямо над виском треснули. Вот так в воротах я и остался!

Началась тренировка.

– Вступай в отбор! Он соперник твой, а не друг! – кричит Ходус.
У «Знамени», как и у любой команды с длинной историей, есть принципиальные соперники. В первую очередь – владимирское «Торпедо». По территориальному принципу. (18 августа «Знамя» проиграло во Владимире со счетом 0:3. – Прим. авторов). Еще ивановский «Текстильщик». Это «текстильное» дерби. В 1962 году «Знамя» обыграло «Текстильщик» в Кубке СССР в дополнительное время. Это был славный год для орехово-зуевского футбола. Они дошли до финала Кубка и проиграли донецкому «Шахтеру».

Есть еще одно дерби, смеется Дима. С «Коломной». Денежное. Соревнуются, у кого денег меньше. (Этот матч состоится в Орехово-Зуеве 27 августа. В первых пяти турах зоны «Запад» ПФЛ «Знамя труда» не набрало ни одного очка и занимает последнее место. – Прим. авторов).

На здании стадиона – баннеры. Реклама пиццы, строительного магазина и, кажется, автошколы.

– Сколько они платят за рекламу?

– Непосредственно деньгами они не помогают. В основном, бартер. «Додо-пицца», например, привозит пиццу на стадион во время игр.

– Всем желающим раздают?

– Нет, конечно. Проводим лотерею в перерыве и разыгрываем несколько штук. Интерактив такой для привлечения болельщиков.

– А другие спонсоры?

– Строительный помогает с ремонтом, а также они с автошколой что-то делают для ДЮСШ «Спартак-Орехово».
Тот самый пресс-атташе Дима
В школе, говорит Дима, готовы учить всех. Тренироваться пускают даже тех, кто не особенно умеет играть, а выгоняют тех, кто умеет, но не хочет.

В пяти метрах от углового флажка – травяная скульптура футболиста. Это местный Криштиану Роналду. Его сделали, когда в Орехово-Зуеве проходил фестиваль цветов. Сначала Криштиану стоял в центре города, потом его подарили клубу.

– Умирает футбол во втором дивизионе? – напоследок спрашиваем у Димы.

– Я тебе так скажу. Это как в «Игре Престолов»: то, что мертво, умереть не может. Пока, как видишь, живет.
Музей клуба находится… при храме Святого Георгия. Это на противоположном конце города. Храм новый, ухоженный и почему-то соседствует с психоневрологической лечебницей. У входной двери висит табличка: «Храм сей в честь Великомученика Георгия Победоносца возведен в память о погибших футболистах команды «Знамя Труда» и спортсменах России».

Вокруг, на заборах, висят плакаты с ретроспективными фотографиями. Фотографии идут вперемешку. От самых истоков до современных событий. Там и кадры команды «Морозовцы» начала века, и фотографии триумфального для орехово-зуевских болельщиков сезона-1962. В том году «Знамя Труда» вышло в финал кубка СССР, обыграв по пути московский «Спартак». Этот взлет до сих пор вспоминают, чтобы подчеркнуть превосходство своей команды над соперниками из второй лиги.

Видно, что выставку очень кропотливо готовили. Каждая фотография подписана. Все, кто попал в объектив, упомянуты. И неважно, сделана фотография в прошлом году или при императоре.
Напротив храма стоит флигелек, на котором висят памятные доски, отмечающие достижения «Знамени Труда» и всего отечественного футбола. Вход закрыт на ключ. Его нам открыли. Внутри — небольшой музей. Комнатка — пять на три. На стене громадная информационная таблица с количеством завоеванных трофеев, со списком лучших бомбардиров. На ней как раз можно разглядеть небезызвестные для многих имена: Сергей Игнашевич, Александр Уваров, Михаил Бирюков. Все они в разное время играли за национальную сборную страны. Рядом с Сергеем Игнашевичем, который провел сезон 1999 года в ореховском «Спартаке», красуется надпись: «чемпион Европы 2008». Небольшое художественное преувеличение, впрочем, кто тогда нашу сборную не считал мощной, победоносной, чемпионской?
На стенах висят фотографии команды начала двадцатого века, несколько футболок разных годов, а также вымпелы команд, с которыми орехово-зуевские футболисты играли. «Спартак», «Локомотив», многие другие. Оказалось, эти клубы помогали построить храм, давали деньги.

В углу стоит небольшой стеллаж с кубками и медалями. Большинство кубков — с турниров памяти футболистов и сотрудников клуба, погибших в 2004 году в автокатастрофе. Там же — статуэтка безымянного футболиста из необожженной глины, просто удивительная сама по себе.

Маленькая, пыльная каморка… Вот и весь музей клуба с большой и богатой историей…
Единственный футбольный бар в городе называется Live. Он располагается неподалеку от вокзала и выделяется своей яркой красно-зеленой верандой. А вывеска у двери гласит: «Орехово-Зуево – родина российского футбола».

Дима посоветовал нам найти директора заведения. Он ярый болельщик «Знамени Труда».

Бар находится в подвале. У стойки за си-кипером – коренастый мужчина лет 40-45. Когда мы пришли, он наблюдал за работой аппарата, иногда переговариваясь с милой официанткой.

– Здравствуйте, а вы не могли бы подсказать, как мы можем пообщаться с Андреем, директором бара?

– Здравствуйте, – недоверчиво произнес он и встал со стула, – он перед вами. А что?

– Просто интересно узнать еще одно мнение о клубе, тем более от давнего болельщика.

– Ребят, а я вам ничего особенного не смогу рассказать.

Тут мы несколько удивились. Как это – ничего особенного?! А кого нам рекомендовали как рассказчика баек?!

– А часто бар заполняется?

– Да нет… Вот был Кубок Конфедераций. Вообще никто не ходил.

– Даже на матчи России?

– Да. Только на матч с Мексикой пришло немало народу, в играх с португальцами и новозеландцами было пусто. Вот единственный матч, который тут всегда аншлаг собирает – «Спартак» – ЦСКА. На него народ ходит.

– А вот, у вас там, рядом с пивными бокалами футбольная форма лежит.

– Да, мы помогаем продавать атрибутику «Знамени». Но сейчас продавать нечего. Ее попросту нет.

– Нам сказали, что в следующем году снова начнут выпускать футболки, «розы» и так далее.

– Значит, опять будем продавать.
В Орехово-Зуеве родились не только купец Савва Морозов,
известные футбольные вратари Александр Уваров и Михаил Бирюков,
но и телеведущая Аврора,
и популярный актер Виктор Сухоруков («Брат», «Брат-2») ,
который сейчас является Почетным гражданином города.
Мы зашли за барную стойку. За ней стоит целый стеллаж с разнообразными спортивными сувенирами: вот кружка с Евро-2012, чуть левее вымпел «Маккаби» из Тель-Авива. Его как раз и достает Андрей, переворачивает и показывает чей-то автограф.

– К нам иногда заезжает Александр Уваров, коренной орехово-зуевец. Он же сейчас тренер вратарей в «Маккаби», вот такой сувенир нам привез из Израиля. Кстати, у входа висит его портрет с росписью. Я, честно говоря, часто хожу на матчи. Был на «Камп-Ноу» в Барселоне. Друзей часто прошу привозить сувениры с футбольной тематикой и таким образом украшаю полки.

На полках также лежит регбийный мяч, красный стакан с матча сборной Мексики и России на Кубке Конфедераций. А на нижней полке – красно-белый шарф. Его мы признали сразу – родной клуб «Знамя Труда».

– Вообще, сюда иногда приезжают журналисты и пишут, как здесь все плохо. И не только журналисты. Радимов сюда приезжал. Знаете такого? Вот он потом говорил, как тут плохо, какое ужасное поле. Но зачем во всем искать негатив? Его везде можно найти, даже на образцовых стадионах и в лучших лигах.

За телевизорами висел флаг, на котором был изображен черный лев с короной на голове. Это оказалась эмблема любительского футбольного клуба «Live», который в этом году впервые стал чемпионом своей лиги.

– У нас три лиги по 12 команд. А вообще в любительский футбол играет порядка 1000 людей. Зимой – в «миньку» (мини-футбол), летом – на обычных коробках или незанятых полях. Вот наши трофеи, – показывает на серебряные кубки Андрей, – так что мы оправдываем звание родины российского футбола.
От стадиона «Знамя Труда» навстречу нам идет невысокий мужчина. Спрашиваем его, правильно ли движемся. Он интересуется, зачем нам стадион, ведь его закрыли. Оказывается, это болельщик, с детства за «Знамя».

– А мне вот хочется, чтобы у нас построили новый стадион! – говорит он. – Неужели мы, Орехово-Зуево, не заслуживаем того, что есть у многих других команд Подмосковья? Мне пятьдесят восемь лет, я много по нему поездил. Вижу, какие стадионы у клубов. Все чистые, с новыми трибунами и полями. А у нас – разруха. Куда это годится? Нет, я считаю, что исторический облик – это не самое главное. Надо двигаться вперед, строить новый стадион, и тогда люди потянутся к команде. Сразу всем захочется ходить на матчи. Ну какое удовольствие ты получишь, если сидишь на старой развалине?

Имени наш собеседник не называет. Город маленький. Мало ли что.

Мы думали, что на исторический стадион не попадем. Ворота оказались закрыты. Мы стали искать прохожих, чтобы узнать, можно ли вообще туда пробраться? Нам попались две симпатичные девушки, которые предложили зайти «вот в то красное здание – это бассейн, и спросить у вахтерши».

Вахтерши не было. На скамейке сидели три женщины. Они смотрели на нас с опаской, к нашей затее отнеслись со скепсисом, но все-таки направили к директору бассейна за железную дверь.

В кабинете на кожаном кресле сидел мужчина в бежевом пиджаке и с усами «шеврон».

– А вам разве не сказали на «Торпедо», что стадион закрыт на реконструкцию? – возмущенно спросил он. – Вы вообще откуда? Что за ресурс?

– Мы от Василия Уткина. Решили сделать материал о старейшей команде России.

– Ой, Вася… Он у нас тут еще в 1998 году комментировал. Вживую. На стадионе тогда какие-то звезды, артисты играли. И его позвали.
И нас пустили в подтрибунное помещение.

Мы почувствовали себя футболистами. Проходишь по коридору, а перед тобой только голубое небо и травяная плоскость. А самое главное – ожидание того, что ты сейчас увидишь. Мы не надеялись на аншлаг, аплодисменты, раздающиеся с трибун – впереди нас ждал эпохальный стадион, который вскоре изменится навсегда, эта часть истории не забудется – она просто уйдет.

Мы вступили на короткостриженый газон. На стадионе две трибуны. Одна – с железными скамьями, другая – поприличнее: с пластиковыми сидениями трех цветов – красного, желтого и оранжевого, на воротах уже не было сеток…

Стадион показался нам очень уютным. Не старомодным, грязным или поломанным, а приятным, как старая книга, на страницах которой есть несколько затертых букв, а бумага пахнет, как былое и думы.
Тренерская установка на старом дереве и старом стадионе
– Поле, скорее всего, придется сместить немного вправо, поэтому придется сразу перемещать еще и две трибуны, - рассказал нам директор стадиона.

– А смысл таких затрат?

– Планировщики. Им так удобнее, поэтому стадион чуть-чуть поменяет свое местоположение.

– А что вы думаете по поводу реконструкции?

– Сейчас почти все строят будничные офисные стадионы. Они ничем не примечательны, но таких по всей России сейчас очень много. Таким он, наверное, и выйдет. Всему свое время… Вот вы смотрели Кубок Конфедераций? А церемонию закрытия? Там прямым текстом говорится о том, что родиной российского футбола является Санкт-Петербург. Не Орехово-Зуево, – с горькой ухмылкой на лице вспоминал директор, – вот так оно и бывает. Сейчас мы располагаемся на окраине города. А ведь раньше, еще при Морозове, да и в Советском союзе, этот район являлся центром.

Мы вышли на улицу. За нами закрылись двери. В подтрибунном помещении остался только охранник. Опять поднялся ветер, то ли – перемен, то ли забвения.
Владислав Прусов
Владислав Прусов